Замешательство от «Крика»

Поход в оперный театр начался с мониторинга репертуара в поисках чего-то «щадящего». Не имея большого опыта посещения подобных театров (балет «Лебединое озеро» в Харьковском оперном да оперетта «Принцесса цирка» в музкомедии), идти сейчас на академическую трехчасовую оперу не хватило силы духа. «Щадящим» казалось что-то современное, динамичное и компактное в своем временном отрезке (жертва клипового мышления, что поделаешь).

И вот под все эти критерии попал балет «Крик» хореографа-постановщика Андрея Меркурьева, ведущего солиста Большого театра. Срежиссированный по мотивам романа Александра Зиновьева «Иди на Голгофу» (1982), «Крик» стал для артиста дебютным проектом. Название, по словам Меркурьева, возникло в связи с событиями, происходившими в Одессе во время репетиций балета. Премьера состоялась 15 мая этого года.

5632

Ведущей темой в постановке является трагедия личности, идущей против общества, против массовки и даже против себя самого. Главный герой на протяжении двух актов борется со своим Антиподом, выбирая между привычной жизнью, полной наслаждений и вульгарности и поиском высшего идеала. Конечно, дело не обходится без влияния женщины, склоняющей героя на сторону простых обывателей, от чего его муки становятся еще тяжелее.

5622

Начинается действие с обычного городского утра, где все просыпаются, гуляют, танцуют…и все это затягивается на добрую половину первого акта. То есть интуитивно приходит осознание, что это все еще экспозиция, перерастающая в завязку, которая должна уже, в конце-то концов, стать развитием действия, но этого никак не происходит. В какой-то момент кажется, что «трагедия» так и не случится, ибо заявленный хронометраж в 1 час 30 минут, израсходуется весьма странным образом.

Главный герой, естественно, выделяется среди других. За ним все следят, но конфликт никак не улавливается (я бы подумала, что возможно виновата галерка, нам не все удается разглядеть, мимику, допустим, но оказалось, что конфликт не улавливается и у сидящих ниже). В общем, мы все сидим и ждем. Я все жду появления мурашек, ведь нельзя же назвать постановку, не вызывающую мурашек, «Криком».

И с момента проявления любовной линии, обрушивающей на героя бурю переживаний, они [мурашки] появляются. И усиливаются по мере нарастания гнетущего общественного давления, испытываемого героем. Артисты то танцуют в, заливающем все, красном свете, грубые и дикие, передвигающиеся по сцене, словно вихрь, то перешептываются в полной темноте, беспрерывно кружа черными силуэтами в хаотическом порядке.

5635

Хореографу, безусловно, удается создать ощущение беспомощности перед этой нахальной толпой. Тебе становится близким ощущение уязвимости главного героя. Его хореография полностью передает внутреннюю горечь: импульсивные, резкие движения, словно артист сам испытывает боль при их исполнении. И боль эта нарастает в кульминации, уходя в крик отчаяния.

Кульминация (она же развязка) происходит после длительного антракта за 3,5 минуты, от чего возникает вопрос – и это все?! С того момента, когда начинает пробирать до самых душевных струн, хочется чтобы это продолжалось как можно дольше, ведь мы ждали этого добрую половину спектакля.

Читайте также: «Вий». Старая история на новый лад

2091

Эта постановка вызывает смешанные чувства: минимализм в сценографии, музыка (яркий букет композиций из Упэна, Ванденбрука, Меллека, Соллима, Торга, Рихтера, Васкса, Вагнера), которую захочется переслушать после спектакля и эмоциональная хореография — не могут оставить равнодушным к этому театральному действу, но драматургия, увы, не позволяет мне назвать «Крик» шедевральным.

В статье использованы фотоматериалы сайта opera.odessa.ua      

Добавить комментарий