Евгений Халдей – фотохудожник запечатлевший эпоху

Когда мы хотим получить полное представление о давно минувших днях, то либо расспрашиваем свидетеля этих событий, либо чаще всего обращаемся к текстовым источникам информации, призванных помочь нам нарисовать в голове картинку прошлого.

Но есть очевидец, ценность которого мало с чем можно сравнить, и имя его – фотография. Сегодня в эпоху тотальной визуализации СМИ уже не могут позволить себе дать материал без фото или видео, потому что должно быть зрительное подтверждение важного для мира происшествия. В наши дни трудно переоценить историческое значение профессии фотокорреспондента, особенно, если учесть, что благодаря старым фотоснимкам можно разглядеть целую эпоху.

KhaldeiwithLeica

Евгений Халдей

Евгений Халдей – фотограф, запечатлевший советскую эпоху; фотограф, всецело отдающийся своему искусству и за искусство же пострадавший; фотограф, которому была уготована удивительная судьба. Кто бы мог подумать, что маленький еврейский мальчик Ефим, родившийся незадолго до Октябрьской революции в украинском поселке Юзовка (Донецк), умрет уже после распада СССР фотографом с мировым именем, имеющем титул «Рыцаря ордена искусств и литературы». И что о нем будут снимать фильмы и публиковать книги.

Судьба-злодейка всячески испытывала Евгения Халдея: автор известных во всем мире снимков мог умереть еще в младенчестве. Во время еврейского погрома ценой собственной жизни его спасла мать, а во времена голодомора пятиклассник выживал лишь благодаря хлебу, которым ему платили за работу в паровозном депо. Ежедневно рискуя погибнуть на фронте Второй мировой, военный фотокорреспондент не смог защитить от нацистов родного отца и сестер. А после окончания войны не смог защитить и свое имя перед государственной машиной власти, ставший неугодным партии после выполненной работы. Слава и признание пришли к Халдею уже под конец его жизни: начали публиковать книги с его фотоработами и организовывать выставки в Европе и Америке.

21_image

0_ada61_

 

 

 

 

 

 

Кто знает, как сложилась бы его жизнь, если бы однажды еще в детстве, Халдей не смастерил свой первый фотоаппарат. Тогда 12-летний мальчишка лишь экспериментировал с картонной коробкой и очковыми линзами, а в 19 лет он уже работал в ТАСС. Свой путь начал с завода, где снимал трудовиков для местной газеты. Учиться Евгению было не у кого, лишь врожденный талант да просмотр фоторепортажей из других многотиражек. Но это не помешало ему два года подряд занимать второе место на Вседонецкой фотовыставке. И вскоре за украинскими газетами последовали и московские, а там и работа в штате центрального телеграфного агенства Советского союза. С того момента Халдей постоянно был в разъездах, снимая репортажи по всей огромной стране. Но благодаря настоящему таланту, этому фотографу суждено было стать человеком, фиксирующим не только пролетарские будни, но и события мирового значения.

13481357

 

 

 

 

 

 

 

 

Ему принадлежат снимки первого и последнего дней Великой Отечественной войны, снимки разрушенных городов, многочисленных жертв и немаловажных послевоенных дел: Потсдамской конференции и Нюрнбергского процесса. Все четыре года на фронте фотограф находился бок о бок с воинами и фиксировал происходящее на его глазах. Три фотографии Халдея даже стали вещевыми доказательствами в суде против нацистов. Однако вскоре после завершения войны верховное руководство выразило недоверие военному фотокору, после чего его карьера канула в Лету до лучших времен. И только спустя десять лет не без помощи близких друзей, он смог вернутся в ведущие советские газеты, снова снимать репортажи и снова творить.

1282

Евгений Халдей был не просто фотожурналистом, он был фотохудожником, его снимки отличались живописностью, режиссурой и любовью к объекту съемки. При этом его неоднократно обвиняли в постановочных кадрах, что негоже для документалистики. Многие настаивали на том, что фото первого дня войны 22 июня, когда москвичи слушают по радио объявление о нападении, вовсе сделано осенью, хотя и нашлись свидетели обратного; а также, что среди его многих военных снимков попадались фотоколлажи, а кадры, вошедшие во все учебники по истории, «Знамя над рейхстагом», и вовсе сплошная постановка.

Халдей и сам не отрицал, что ради хорошего снимка на суде в Нюрнберге, приходилось за бутылку виски просить охранника сдвинуться с места, а также везти с собой в Берлин красные флаги, из расчета, что во время фотосъемки их может попросту не оказаться под рукой. Но это не отменяло той самоотдачи, с какой фотограф работал месяцы напролет во время военных штурмов. И как ему приходилось стоять на краю парапета, создавая свой самый известный снимок. Более того, спустя многие годы после окончания войны, Евгений разыскивал героев своих фотохроник и снова их фотографировал, на основе чего и была создана фотокнига с судьбами фронтовиков.

Le drapeau de la victoire

people

 

 

 

 

 

 

 

 

Известно, что первым снимком Халдея на самодельный фотоаппарат стала церковь, которую вскоре взорвали, тем самым ему тогда удалось запечатлеть историю. Поэтому и в дальнейшем всю свою жизнь фотохудожник занимался именно этим — фиксировал эпоху, которая сегодня уже является историей, и рассказывал о мгновениях, изменивших мир. И уже сегодня на эти важные мгновения мы смотрим глазами их очевидца — Евгения Халдея. В его объектив попадали и украинские поля,  и военные бои, и праздничные вечера, и все, что бы ни снимал этот фотохудожник, он снимал живо, поэтично и с любовью.

В конце ноября в Гонконге легендарный фотоаппарат Евгения Халдея Leica III будет пущен с молотка за предположительную цену в 580 тысяч долларов, что еще раз подтверждает мировую славу нашего фотографа.

Читайте также: Александр Швецов: «Нельзя творить без любви»

0_ada44_

1353

 

 

 

 

 

0_ada6a_0_ada58_

 

 

 

0_ada5b_

 

 

 

 

 

 

 

 

 

13130_ada50_

Добавить комментарий